Великий Канцлер и лодка. Размышления у подножья бытия.
Лайфстайл

Линия

Без предисловий. Настал тот момент. Мне кажется, что я у последней черты. Стандартные правила, имеющие опорное значение для меня, давно перестали работать, и я слишком поздно это осознал, продолжая двигаться по инерции и постепенно теряя свою скорость, пока не остановился и не покатился назад.
В такой момент в хороших фильмах обычно выводят какую-то мораль, но жизнь редко похожа на фильмы, лишь на отдельные фрагменты атмосферой или фразой, или кусками диалогов, но на этом сходство обычно заканчивается. Понятия хуже или лучше в жизни не работают, может из-за плавающей точки отсчета, а может из-за какой-то другой не менее важной причины, о которой я сейчас даже не вспомню, а может и вовсе просто так.
С чего бы начать? Наверно, лучше с начала. Сказать, где находится это начало довольно сложно. Ощущение, будто я начал взбираться на какую-то возвышенность, достигнув вершины которой, я пойму, на сколько много пути мне удалось срезать или же все это время топтался на одном месте. Но сейчас я еще у подножия, и у меня нет ответа, а постулат о том, что истина скорее всего где-то в середине, здесь не катит.
Сколько всего случилось за это время, сколько людей, сколько судеб, а так же решений и последствий, где каждая отдельно взятая линия была не менее важна, чем любая другая — огромный массив, через который мой путь прошел по траектории, стремящейся к касательной с незначительными флуктуациями. Но незначительными лишь на общем графике, каждая из которых была важна для меня. Можно было свернуть практически на каждом повороте, но я продолжал движение вперед и только вперед, оставляя за собой эти маленькие миры, каждый из которых принимал меня по своему: где-то были рады, где-то не принимали, а где-то все вокруг утонуло в безразличии, и имей я хоть в двое больше времени и на 1000% больше желания от моих 110%, у меня не вышло вызвать хоть тень эмоции на каменных лицах.

И я до сих пор не знаю, зачем мне это нужно было. Почему я все время так глубоко копал. По началу я искал уверенность в чужих глазах, иногда мои поиски заканчивались успешно, иногда не очень. Но потом я получил какие-то новые данные, и все потеряло смысл. Зависеть от чужого одобрения, вероятно, и хорошо, но трудно, даа и в пути практически ничем не помогает, отнимая лишние силы и время на бесконечное обновление личной истории, актуализацию данных, постоянно меняя приоритеты и уровни доступа, а главный троглодит в этой цепочке — отслеживание реакции, ведь каждая публикация нуждается в максимальном отклике и одобрении. Звучит очень неплохо, но а что с этим можно сделать, кроме как дотянуться до своего эго и лишний раз почесать его, уняв не отступающую жаду. Но лишь на время, стоит лишь освободить руки и вздохнуть полной грудью, как сразу же хочется почесать эго снова.

Допускаю, что такой способ жить имеет право на существование. Но я не хочу тратить свое время на это. И это даже пол беды. Чтобы поглаживать эго автора через публикации, другим людям, как и самому творцу, нужно оставаться на месте, не отдаляясь друг от друга, иначе автор попросту пропадет из поля зрения, оставшись где-то далеко позади. Удаляющийся путник через некоторое время даже и не вспомнит, что когда — то он платил своим временем за чужое, составляя часть удовлетворения бедного автора, несущего свое бремя вечного простоя. » Дети приходят и уходят, йети остаётся.» — строчка из одного известного трека, слишком известного, чтобы был смысл уточнять название.

Прогресс не стоял на месте. Пока многие разбирались, по каким принципам здесь что-то работает, определялись с правилами, первопроходцы стали замечать, что прорвавшихся слишком много. А, как нам известно, многие ресурсы в нашем мире ограниченны, бесконечна разве только вселенная. У зрителей нет столько времени, чтобы посмотреть контент всех своих авторов, даже если выполнять эту высокую роль зрителя на 120% своих возможностей, все равно времени на всех не хватит. Исходя из этих простых предположений, я сделал простой вывод: игра в царя горы рано или поздно надоест, потеряет смысл за «выслугой лет», а что останется? Пустота и воспоминания. Столько всего осталось за бортом, и ко всему очень хотелось прикоснуться, огромное количество сюжетов вызывало интерес, и во всех одновременно хотелось занимать главные либо второстепенные роли, отдавая себя этой реальности с головой. Но автор продолжил свой путь, оставляя за собой все это многообразие историй.

Оставшись в одиночестве, герой не имеет ни малейшего понятия, что ему делать в этом мире. И главное правильную дорожку он выбрал, или все же ему стоило свернуть на один из поворотов? Если ответ и есть, то вряд ли кто-то его знает. Мне такая ноша всегда казалось тяжелой. Проезжая первые два поворота, никто не переживает, даже ни на одну каплю, но мимо проносятся следующие повороты, за которыми остаются другие люди, другие истории, свои миры, и наступает чувство тревоги: » А не пропустил ли я свой поворот?». Кто-то не выдерживает, дергает ручной тормоз и заваливается в 90 градусов, оставляя за собой прежний вектор, некоторым подобный поворот оказывается по плечу, кому-то от природы, кому-то кажется, что всю свою жизнь он готовился к этому финту, и в решающий момент счет пошел на градусы. Но есть и те, кто поспешил войти в поворот или опоздал резко открыть дроссель, чтобы предать нужное ускорение и вернуться в заданную траекторию. А кто-то продолжает движение дальше по заданному ранее курсу, не поддаваясь панике, оставаясь верным своему намерению. Какой бы вариант в такой ситуации не выбрать — во всех случаях выбор будет правильным по своему. Никто же не обещал, что прямой путь будет конечным, или отведенного времени хватит до конца маршрута. Может быть знание, которое ожидает идущего, всего лишь знание о том, что можно было много раз повернуть, но чего-то не хватило.

Можно ли вернуться назад, к сюжету, к историям и людям, которые остались на своем месте? Нет, нету такой возможности, пока время тратится на прямолинейное движение, там, где проходила дорога раньше, то же самое неумолимое время не останавливается, » А птица всё поёт, как пела, и сад стоит, и дерево в саду, и мой колодец белый.». То что было раньше, уже не существует и перестает существовать сразу же после начала движения. Для одного наблюдателя есть лишь то, что происходит здесь и сейчас. Конечно, можно развернуть машину, и вернуться в тоже самое место, где может быть остались те же люди, и тот же колодец, и может быть птица все еще поет, как пела. Но это будет уже другая история, да и время не щадит никого, некоторые истории заканчиваются в духе: » Но хижина учителя была пуста, он опоздал на свой главный урок.».

Какую же подвести мораль к вышеизложенному? На самом деле никто никуда не движется, разве только уходящее время. Двигаться стоит только туда, где есть сердце, потому что все пути ведут в никуда. Что же меня ждет за последней чертой? Я не знаю, вдруг и только что выведенная мораль потеряет важность? Возможно так и будет. Пока нужно выложиться здесь на 110%, а дальше уже будет дальше. Главное не терять голову, все неясное сейчас рано или поздно станет понятным, или не станет вовсе, но это не повод тратить силы на переживание здесь и сейчас, иначе я могу не осилить этот подъём, и возможно остаться посреди этой дороге до конца, встречая различных путников, слушая их истории и рассказывая свои. Но только в этом месте нет сердца…